Наконец осуществился очередной весенний охотничий вояж по Северной республике. Несколькими группами, с интервалами мы выехали в Приладожье. Первая группа состояла из кладоискателей. Потом подтянулись я и Павел. Подмосковье нас «порадовало» встречей с гаишниками за выезд на сплошную разделительную линию и последующее выкупание прав по цене ужина, далее были разбиты пара колесных дисков под Торжком. Наконец произошла встреча с археологами на берегу, закованной в лед Ладоги и далее продолжен путь в давно известные места. На подходе к пункту назначения мы пополнили запас провианта и, разумеется, горячительных напитков. Получены путевки и можно отправляться на место обустройства лагеря. Константин заранее определил точку на карте, но по ряду причин компания направилась к старым обжитым местам, которые более удобны, как для нас с Павлом, так и для археологов.

Половина замерзшего озера привлекала на водные глади многочисленную водоплавающую дичь. Чистая вода была заполнена чирками, нырковыми, кряквами, свиязями, пискульками и лебедями. Поставив шалашик у берега, мы любовались окружающими красотами, ожидая открытие сезона. Пару дней развлекались тем, что дразнили рябчиков, которые организованно летели на звуки пищика от двух до восьми особей, считали вальдшнепов в окрестностях лагеря. Поблуждав вокруг с пищиком, удалось «насвистеть» (если можно так выразиться) лосиную семью. После очередных трелей, Пашка спокойно сообщил о присутствии лося. Хотя на самом деле это была целая семейка. Самец, лосиха, которая с удовольствием позировала нам около пятнадцати минут, лосенок- двухлетка и кучерявый малыш последнего помета. …Ни один зверь не пострадал. Мы делали неторопливые полевые выходы для поиска тетеревиного тока, но здесь нас поджидали сплошные разочарования. Те токовища, которые ранее были известны своими количествами токующих тетеревов, оказались сейчас совсем скудными. Не более одного — двух петухов. Проверили примерно с десяток токовищ, с одним и тем же неутешительным результатом.

Наконец дождались долгожданного дня открытия. Бушующим накануне ветром оторвало льдину и выдавило ее к берегу, где стоял наш шалаш. Мы предприняли срочные меры для борьбы с природным катаклизмом. Но безрезультатно. Хотя впереди предстоит еще целая неделя охоты и наше настроение поднялось. Охотничий сезон открыт! Днем мы нашли чистую заводь безо льдов. И не напрасно! Ветром гоняло оставшиеся льдины еще несколько дней, пока те окончательно не растаяли, а наша заводь оставалась чистой и «безледной».

Утро за утром продолжалась наша охота. Наша подсадка отработала свой корм и ни разу не лишила нас добычи. А временами одаривала нас неожиданными яичками. При регулярном присутствии уток, вечерние вальдшнепы были уже не интересны в гастрономических аспектах и скорее был бы излишним в нашем меню. Вскоре мы рассчитали эшелоны гусиных пролетов. Но не очень хотелось нам посвящать дни вахтам на этих эшелонах, и мы предпочли довольствоваться уткой, благо наши два повара разнообразили меню кулинарными шедеврами. Тем временем к нашему коллективу присоединился Палыч со своей собакой Кучумом и подругой, а также большой моторной лодкой . Наличие лодки дало большие возможности для рыбаков нашего лагеря в ловле шикарной рыбы.

Наутро наши археологи отправились на рыбную ловлю в обнаруженный котлован. Когда они вернулись, то сообщили пару новостей. . Первая новость была о том, что рыба в котловане отсутствует Вторая , более оптимистичная, о том, что на острове обнаружена баня, которую уже затопили и спустя час можно смело париться. А, как известно жизнь на холодных скалах после знатной парной, становится значительно веселее.

Так суки за сутками разнообразно проходило бытие в нашем лагере. Но наступил момент, когда пришла пора прощаться с нашими археологами. Лагерь был свернут и мы переместились в, опустевший к тому моменту, гостевой домик. Отдыхать у печи на кроватях гораздо комфортнее, чем в шалаше.

Охота в северном краю

Охота в северном краю

Но сезон еще не окончен, и ранний подъем запланирован ежедневно. В окрестности гостевого домика есть небольшая речка, которая протекает через непроходимую лесную чащу и мы отправились к ней с целями добычи уток, гнездящихся по дуплам деревьев. Гоголи — осторожные птицы, но все же получилось подстрелить селезня , при помощи нашей подсадки Мани. Вечером к тягам приходится уже ходить. Побродив двести- триста метров, мы оказываемся на позиции, в отличие от лагеря, где вальдшнепы тянутся прямо над костром — это весьма далеко.

Но вот наступил момент окончания похода и возвращения домой. Мы попрощались с Карелией до осеннего сезона. Домой нас провожали зайцы и все те же одинокие токующие тетерева. Полные сил и впечатлений мы возвращаемся домой. В тот дом, где ждут родные, что бы снова проводить нас в очередное путешествие.